Концепция совершенствования государственной политики в области обеспечения промышленной безопасности до 2020 г. — программа сегодняшнего дня

kutiin-rtn

 

28 июля 2011 г. на заседании Президиума Правительства Российской Федерации была одобрена «Концепция совершенствования государственной политики в области обеспечения промышленной безопасности с учетом необходимости стимулирования инновационной деятельности предприятий на период до 2020 года» (далее — Концепция). Ее основой является переход к новому, качественному уровню модернизации производства, стимулирование бизнеса на внедрение новых технологий, обновление фондов оборудования, находящегося сейчас в большой степени износа. На прошедшей 24 августа 2011 г. в Российском агентстве международной информации «РИА Новости» пресс-конференции руководитель Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Н.Г. Кутьин разъяснил представителям средств массовой информации, для чего разработана и какие задачи преследует данная Концепция.

Она содержит основные подходы к совершенствованию политики в области обеспечения промышленной безопасности, предусматривающие выполнение мероприятий, нацеленных на совершенствование системы регулирования в указанной области, повышения прозрачности деятельности надзорных органов, снижение административных барьеров, разграничение полномочий в области промышленной безопасности между федеральными органами исполнительной власти, органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, в том числе в части осуществления контроля и надзора, а также стимулирование модернизации производств, инновационной деятельности предприятий и внедрение инноваций. Для достижения поставленных целей предлагается:

создать систему прогнозирования, выявления, анализа и оценки рисков аварий на опасных производственных объектах, надежности систем обеспечения промышленной безопасности, последствий возможных аварий;

сократить перечень и сформировать организационные механизмы классификации опасных производственных объектов по степени риска аварий и масштабу их последствий;

дифференцировать методы регулирования в области промышленной безопасности;

оптимизировать административные процедуры при строительстве, реконструкции, капитальном ремонте и эксплуатации опасных производственных объектов;

обеспечить непрерывную корректировку требований безопасности с учетом развития технологий, применяемых на опасных производственных объектах;

создать благоприятные условия для модернизации основных производственных фондов, внедрения инновационных производственных технологий, уникального оборудования и материалов;

сформировать комплекс мер государственной поддержки разработки, реализации и внедрения российских технологий обеспечения промышленной безопасности;

обеспечить повышение уровня квалификации работников организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты;

обеспечить открытость информации о состоянии промышленной безопасности и доступность требований промышленной безопасности;

интенсифицировать международное сотрудничество в области промышленной безопасности.

— Концепция совершенствования государственной политики в области обеспечения промышленной безопасности, — отметил руководитель Ростехнадзора, — важнейший вопрос стратегического планирования деятельности государства в области промышленной и энергетической безопасности нашей страны. Переходный этап от старых условий производства завершился, от плановой экономики страна перешла к рынку, и это, соответственно, диктует изменение подходов надзорных органов.

Н.Г. Кутьин напомнил журналистам, что Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) была создана в результате административной реформы федеральных органов исполнительной власти. До этого в стране отдельно существовали Госгортехнадзор, Госкомэкология, Госатомнадзор, Госэнергонадзор... Все эти и другие направления были собраны в одной Федеральной службе. Во-первых, в целях уменьшения количества проверяющих органов, снижения проверок бизнеса по одним и тем же или сходным вопросам безопасности. Во-вторых, сократилось число государственных служащих, чиновников, занятых вопросами контроля и надзора.

С 2004 г. по настоящий момент Ростехнадзор претерпел несколько внутренних изменений в своей структуре и одобренная на заседании Президиума Правительства Российской Федерации Концепция — это фактически итог семилетнего периода создания новых условий и подходов к взаимодействию государства и бизнеса в сфере промышленной и энергетической безопасности.

Концепция включает в себя вопросы реформирования подходов, создания новых законов и правил, системы лицензирования, которые позволят избежать лишних расходов бизнеса на разрешительную деятельность, на собирание различных формальных справок, в ускоренном темпе проводить модернизацию старых и строительство новых объектов. Но при этом будет повышаться ответственность и ужесточаться требования в области промышленной безопасности. Концепция разработана на основании аналогичных документов, которые приняты в последнее время в нашей стране — Стратегия национальной безопасности, Концепция долгосрочного развития Российской Федерации и Концепция снижения административных барьеров.

— Еще недавно, — привел пример руководитель Ростехнадзора, — после утверждения Концепции мы потратили бы несколько месяцев на разработку, согласование и утверждение плана деятельности. Сейчас же мы применили методику параллельного прохождения этих процедур — при подготовке Концепции совместно с Комиссией по административной реформе Правительства Российской Федерации подготовили и утвердили план действий Ростехнадзора.pressa

После одобрения Концепции, буквально через несколько дней, 2 августа, уже вышло распоряжение об утверждении плана работы Ростехнадзора по ее исполнению. И мы фактически начали выполнение некоторых пунктов этого плана путем совершенствования условий, в частности, в горнорудной промышленности. В июле 2011 г. изданы нормы и правила, обеспечивающие безопасность с учетом использования новой техники, современных технологий, дающие дополнительные возможности бизнесу и реально повышающие безопасность на угольных шахтах.

Концепция состоит из двух разделов. Один, небольшой, но очень важный, — вступление, подводящее итоги промышленной безопасности и оговаривающее те условия, в которых мы сейчас работаем.

— В Советском Союзе только при добыче угля гибло в 3–4 раза больше людей, чем гибнет сейчас в целом по промышленности, энергетике, атомной отрасли... — по всем направлениям.

И это снижение нельзя не отметить. У нас есть статистика, и мы ежегодно публикуем ее официально. Наш отчет представляется в парламент, Правительству, Президенту Российской Федерации. Ежегодно мы доводим его до наших партнеров за рубежом. Регулирующие органы и органы надзора обмениваются информацией по своим странам, по тем методикам, которые разрабатываются. То есть наш доклад в достаточной степени открытый.

— Мы достигли в последние годы очень низкого уровня аварийности и смертности, — подчеркнул Н.Г. Кутьин. — Но и мириться с этим, конечно же, тоже нельзя. Люди, к сожалению, еще продолжают погибать. Не забывайте, что наши рабочие трудятся в очень тяжелых условиях — при использовании кислот, щелочей, в агрессивных средах, в условиях запыленности, повышенной взрывогазоопасности,... Однако, если взять данные по разным отраслям надзора — нашего, транспортного, дорожного, в области здравохранении, то даже сравнивать не надо. Гибель людей в них многократно, в сотни раз, превышает трагические события в нашей сфере.

В 2010 г. в поднадзорных нам отраслях зафиксировано 187 аварий. К сожалению, мы находимся в стадии, когда среднегодовая статистика случаев со смертным исходом колеблется около 400 пострадавших. В текущем году — чуть меньше. Понимаете, мы достигли такого уровня, когда одна крупная авария дает резкое изменение статистики. Мы считаем, что нужно стремиться к тому, чтобы вообще сократить травматизм до нуля. Ведь за каждым отдельным аварийным случаем — бесценная человеческая жизнь, за которую отчасти отвечает и Ростехнадзор. То есть у нас нет такого показателя, достигнув которого мы могли бы успокоиться, и быть счастливыми. Нет, мы всегда несчастливы, всегда недовольны и в конце сентября на заседании коллегии по итогам работы за I полугодие 2011 г., несмотря на значительное снижение аварийности и травматизма со смертельным исходом, готовимся «разносить» отдельных руководителей, требовать повышения ответственности. К сожалению, иногда аварии происходят и на объектах, которые накануне уже подвергались проверкам. Однако результаты проверок не создали дополнительных условий безопасности.

Второй раздел отвечает на вопрос: как именно Ростехнадзор собирается двигаться вперед? По мнению руководителя ведомства, прежде всего государство должно окончательно определить, что будет входить в состав объектов, которые будут находиться под непосредственным федеральным надзором. Сейчас в стране функционируют почти 300 тыс. объектов, которые подвержены постоянному надзору и контролю со стороны федерального органа исполнительной власти. Пристально рассмотрев и оценив ту ситуацию, в которой находится сегодня Россия, авторы Концепции считают, что многие надзорные функции можно передать иным органам регулирования безопасности. В частности, самый простой — декларирование безопасности объекта — самим предпринимателем. Например, если степень риска невелика и вследствие аварии будет повреждаться частное оборудование собственника без причинения ущерба третьим лицам.

— У нас по разным причинам в опасные промышленные предприятия попали объекты различного рода, и не всегда это разумно, — пояснил Н.Г. Кутьин. — Например, лифты. В Федеральном законе «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» № 116-ФЗ сказано, что опасный производственный объект должен иметь границы, он должен иметь структуру управления, аттестованных сотрудников и т.д. Почти в каждом городском доме есть лифты. Но граждан ведь никто не аттестует, никто не определяет границы этого опасного объекта. И, давайте говорить откровенно, такая ситуация сложилась не по закону, а по понятиям. Просто кто-то когда-то решил включить это в сферу федерального надзора. Или взять энергоустановки потребителей. Формально, по правилам, которые утверждены Правительством Российской Федерации, мы должны каждого гражданина обязать сдать экзамены. Надо, чтобы в вашей квартире аттестованная организация сделала проверку электропроводки. Я уж не говорю о частном строительстве. Этого не нужно делать.

Надзорное ведомство в этих случаях должно сосредоточить свою работу на энергоснабжающих организациях, которые обязаны предоставить конечному пользователю качественный продукт в безопасном исполнении. И уже они, подключая к себе потребителя, гарантируют, что все работы до конечного устройства потребителя выполнены качественно. Иначе, подменяя понятия, федеральный орган исполнительной власти (Ростехнадзор) начинает работать за других и тратит деньги налогоплательщиков на мифическую работу. Деньги на нее выделяются, функция вроде бы существует... Поэтому объекты жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ) — объекты не федерального надзора, а объекты ответственности эксплуатирующих организаций, поскольку все оборудование, включая лифты, находится в жилых домах.

Это совсем не значит, что государство уйдет от ответственности. Но оно существенно снимет финансовую нагрузку с пользователей лифтами. Ведь житель порой даже не представляет, какие большие деньги расходуются для нормальной работы подъемного механизма его многоэтажного дома. Государственный инспектор, понимая, что он сам каждый лифт проверить не может, требует проведения экспертизы промышленной безопасности. Экспертная организация с радостью берется за работу. Но за немалые деньги! Поэтому стоимость обслуживания лифта возрастает для граждан в несколько раз. Получается, и надзора настоящего нет — все доверяется эксперту и плата за лифт вносится дважды. Как налогоплательщики, которые дают деньги в бюджет на содержание органов исполнительной власти, в частности и Ростехнадзора, и как жители — оплачивая услуги по экспертизе промышленной безопасности.

— Такая же ситуация, например, с подъемными кранами, установленными на автомобильном шасси. По закону определено, что опасный производственный объект должен иметь адрес. Но кран, установленный на автомобиле, перемещается по стране. Сегодня у него там заказ, завтра в другом месте. И по-хорошему, мы должны его контролировать, остановить, оштрафовать... Все это будет по закону. Поэтому некоторые наши недобросовестные инспекторы пользуются этим, ставят собственника, предпринимателя в условия: заплатил — поехал. Закон позволяет! Но давайте смотреть на проблему здраво. Если мы отвечаем как надзорный орган за строительство каких-то конкретных объектов, давайте там и будем контролировать. Если кран приехал на нашу поднадзорную стройку, он подпадает под наш контроль. Ну, а если он кому-то частным образом грузит дрова?..

Зачем мы подталкиваем людей к криминальным схемам? Зачем мы обкладываем их дополнительными выплатами, которые напрямую не влияют на их безопасность? Если собственник ответственный, у него и так все хорошо, он в порядке содержит свое оборудование. Если он безответственный, ему легче откупиться или вообще скрыться, избегая надзора и суда.

Большое количество объектов, убежден руководитель Ростехнадзора, можно смело исключить, передав их в другую сферу ответственности — тем же общественным образованиям, которые сейчас создаются в виде саморегулируемых организаций экспертов, и пр.

Отвечая позже на вопрос журналистов о саморегулируемых организациях (СРО), Н.Г. Кутьин рас сказал о своем видении их сегодняшних проблем:

— Саморегулирование вообще для нашей страны — дело новое. Не секрет, что несколько раз переиздавался приказ Министерства регионального развития Российской Федерации по структуре этих допусков. Менялось необходимое количество членов СРО, видов работ... Все хотят сделать как лучше. Но получается, что СРО немножко «лихорадит». На рынке витают различного рода слухи, в частности, об изменении формы допусков... Мы встречались с представителями СРО и договорились, что все эти вопросы не будут решаться в одночасье, а будет нормальный переходный период, который позволит людям, уже получившим допуски, работать по ним дальше. А при их замене придется переходить на новую форму получения.

Что касается аттестации, в ведомстве считают, что многие из принятых ранее решений, справедливы и должны существовать. Например, если раньше сварщик был 6–7 разряда, то это отражалось в СНиП. Лестничные пролеты, к примеру, мог варить только сварщик 6 разряда. То есть к определенным видам работ должны допускаться люди, имеющие опыт и знания по своей специальности. Сюда входит использование разных сварочных материалов, флюсов... 95 из 100 сварщиков об этом понятия не имеют! Они просто варят. Порой на некоторых важных объектах, являющихся опасными производственными объектами, сварка — ключевой элемент безопасности. И допускать к этой работе неподготовленных людей мы не можем. Там нужно варить шов именно таким, каким он заложен в проекте, и именно теми материалами. К сожалению, делать это умеют лишь единицы.

Сохраняя наше требование, мы подталкиваем организации, которые хотят работать на таких объектах, к тому, чтобы эти единицы специалистов переросли в десятки и сотни за счет повышения квалификации и их последующей аттестации. Это все равно придется делать! Но форма при этом не может быть отпугивающей и постоянно меняться. Она должна быть принята и устояться на рынке.

Для нас более щепетильный вопрос — добросовестность СРО, выдающих такие допуски. Сейчас уже появились два СРО (третий в стадии проверки), которые, по нашему мнению, выдают такие документы не потому, что организация способна к выполнению этих сложных видов работ, а потому, что им заплатили деньги. Некие кассы взаимопомощи. Ты мне — деньги, я тебе — допуск к работе. И вот это уже действительно страшно и опасно. Сейчас Ростехнадзор вместе с Минрегионом России пытается найти решение, каким образом достичь качественного выполнения СРО функции по выдаче допуска. Потому что сама-то идеология тут правильная, но, как всегда, трансформируется отдельными людьми в деяние, близкое к уголовно наказуемому.

У нас несколько затянулся вопрос, кто же будет руководить СРО — Минрегион России или Ростехнадзор? Мы согласовали проект постановления правительства еще в 2010 г., а вопрос так и не решен. Мы считаем, что это все-таки больше относится к политике принятия решения, а политикой занимается министерство, Ростехнадзор — лишь надзорный орган, который смотрит за ведением работ, нам достаточно тех функций, которые есть у нас в строительном надзоре. Нам важно, как работают строители, но не финансовые инструменты или взаимодействие внутри СРО, все это — определенная политика. И здесь у нас полное согласие с Минрегионом России в том, как должны быть распределены функции. Осталось дождаться правительственного решения.

Н.Г. Кутьин сообщил журналистам, что в ближайшие два года у Ростехнадзора останется не больше одной трети нынешних поднадзорных объектов. Благодаря этому будет создан тот непрерывный контроль, который позволит, не требуя лишних бумаг от предпринимателей, обеспечивать надежный уровень промышленной безопасности.

Что касается предприятий, которые могут в случае аварии нанести ущерб третьим лицам, то уже с 2012 г. в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте» № 225-ФЗ ими вплотную займутся страховые компании. Обязательное страхование опасных производственных объектов (ОПО) решает сразу несколько задач.

Первая — страхование жизни и здоровья лиц, которые могут оказаться в зоне аварии. Это в первую очередь сами работники ОПО. Закон защищает их интересы в виде обязательной компенсации за причиненные в результате аварии ущерб и вред здоровью.

Вторая — экономическое стимулирование модернизации. Чем выше будут риски аварии на ОПО, тем дороже обойдется страховка. У предпринимателя есть выбор: или рисковать, но тогда придется дорого оплачивать страховку, или находить безопасные методы работы, модернизируя производство. Ясно, чем новее оборудование, чем безопаснее технологии, тем меньшие коэффициенты и тем, соответственно, дешевле страхование. Это гарантирует — не впрямую безопасность, безусловно, но существенное снижение рисков.

Государство и так позволило бизнесу практически 15 лет работать на том оборудовании, которое досталось в ходе приватизации, и дальнейшая его эксплуатация снижает конкурентоспособность выпускаемой продукции, повышает риски аварийности и тормозит развитие самого государства.

— В Федеральном законе № 225-ФЗ, — сказал руководитель Ростехнадзора, — есть третий, скрытый момент. Он впрямую связан с количеством третьих лиц, которым может быть причинен ущерб. Одно дело, если предприятие находится в центре города, другое — если оно в чистом поле. Последствия аварий будут совершенно различными. Таким образом, № 225-ФЗ создает стимул к выводу ОПО из густо населенной зоны. Одновременно решается проблема улучшения экологического состояния в крупных городах — по повышению безопасности, снижению содердания вредных веществ в густонаселенных районах. В стране действует много производств, связанных с азотом, хлором, другими веществами, вредными для здоровья человека. Тут и цементное производство, и канцерогены... Задача — снизить их негативное воздействие на здоровье человека — ставилась давно. Новый закон в определенной степени помогает ее решению.

Понятно, что это долговременный процесс и Концепция предполагает переходный этап с учетом норм и правил, которые позволят предприятию, обновляющему оборудование, развивающему свое производство, уйти от исполнения обязательных требований, прописанных в нормах и правилах, действующих в Российской Федерации.

Уникальность нынешнего российского производства, по мнению главы Ростехнадзора, заключается в том, что в стране параллельно действуют и очень старые предприятия с оборудованием, вывезенным еще после войны из Германии, и новые, с современными прогрессивными технологиями.

— Мне доводилось бывать на заводах, где до сих пор работают станки 1913 г. изготовления, — не удержался от ремарки Николай Георгиевич. — У нас действительно есть некоторые объекты-музеи. Но тут — реальное производство, туда не водят экскурсии. Просто еще с царских времен стоит станок и продолжает работать! И нельзя заставлять новое производство работать по правилам, написанным для старых производств. Потому что — я скажу банальность, но это правда — все правила написаны кровью.

После расследования очередной аварии очередная комиссия составляет рекомендации по нормам и правилам, которые не дадут аварии повториться в будущем. А это всегда — ограничения для производителя, для бизнеса. Они, конечно, снижают эффективность производства, отвлекают большие средства, уменьшают возможности крупнотоннажного производства продукции... И то, что оправдано для одних, старых производств, совсем не оправдано для производств новых, с новыми технологиями.voprosy

Как это решить? Не можем же мы сказать: правила написаны для всех, но для всех они обязательны, а для вас — не очень. Мы говорим концептуально, что у нас есть Градостроительный кодекс Российской Федерации, что основание для ввода новых производств — это не промышленный надзор, не надзор в области энергетики, а строительный надзор. Говоря упрощенным языком, есть проект завода. Если он прошел экспертизу и в нем указано все оборудование, все технологии, которые на нем будут использоваться, не надо больше получать никаких справок, никаких дополнительных разрешений на каждое техническое устройство в отдельности, не надо проводить никаких экспертиз промышленной безопасности... А это, поверьте, и огромные деньги! И время, потому что экспертиза будет длиться несколько месяцев, получение разрешения на техническое устройство — два месяца... Только за счет отсутствия необходимости в получении дополнительных разрешений предприниматели выигрывают как минимум год-полтора для начала производства.

Концепция как раз и дает направления, чтобы максимальный уровень промышленной безопасности достигался и экономично, и законно, и разумно.

Все окажется внутри единой государственной экспертизы. Сейчас у нас есть Главная государственная экспертиза, которая проводит экспертизу проекта завода, а параллельно с ней существуют экспертиза безопасности проектной документации, экспертиза безопасности каждого технического устройства в отдельности — все они должны пройти приемочные испытания. Каждое приемочное испытание предварительно обкладывается разрешениями к проектам и методикам этих испытаний... И лишь в конечном итоге появляется возможность подать заявление на получение разрешения. Все это — упущенное для предпринимателя время. Теперь же все это можно сделать уже при рассмотрении проекта. И времени (всего три месяца!) достаточно, и наших возможностей.

Для этого необходимы хорошие коммуникации между органами исполнительной власти, которые отвечают за эти вопросы. Если заявитель подал проектную документацию, дальше уже внутреннее дело Ростехнадзора и, к примеру, Минрегионразвития России — объединиться и рассмотреть всю документацию и дать согласованный ответ по полной обстановке, а не требовать от предпринимателя дублирующих пакетов документов.

— Мы решаем эту проблему созданием электронного документооборота, собственной электронной базы, — пояснил свою мысль Н.Г. Кутьин. — Ведь, если быть откровенными, то тот реестр ОПО, который мы до сих пор вели, это, скорее, лишь перечень организаций, имеющих опасные объекты и оборудование. Сейчас же мы создаем базу, в которой в электронном виде будет храниться вся необходимая информация об истории предприятия, о выданных разрешениях. Инспектор, выходя на проверку, сможет этой базой пользоваться. И соответственно предпринимателю не надо будет тратить время на собирание комплектов этих документов.

По нашей технологии, по установившимся традициям надзорной деятельности каждый раз, когда мы выходим на проверку, мы требуем от предпринимателей весь пакет документов (лицензия, разрешения, справки о постановке на учет в налоговой инспекции...).

Но они должны быть у нас, государство же само их давало! Почему мы требуем их от предпринимателя? Нам нужно просто поднять свой архив и при подготовке к проверочным мероприятиям посмотреть, не вышли ли сроки, соответствует ли заявленная деятельность той, на которую выдано специальное разрешение... Иногда получается крайне неприятная ситуация, когда на проверку выходят несколько надзорных органов одновременно и просят представить один и тот же документ. И как мы говорим в таких случаях? Раз документ не предоставлен, значит, он отсутствует. А предприниматель и хотел бы его представить, но не может — бумага лежит в другом органе. Мы тут же накладываем на него штраф. И формально это правильно.

Конечно, такая ситуация выходит за рамки здравого смысла начала XXI в. И мы надеемся исправить ее уже в 2012 г. в конкретном виде. У нас практически уже все инспекторы обладают компьютерной переносной техникой, имеют возможность связи, позволяющей вхождение в базу данных, и сейчас мы заканчиваем формирование своей базы, делаем необходимые закупки оборудования и надеемся, что в этой части Концепция будет решена в ближайшее время.

Это первое, почему наша Концепция создает условия для развития новых производств.

Второе — новые технологии, которые снижают риски аварийности. Не секрет, что, к сожалению, старые технологии не содержат того количества необходимых контрольных инструментов, их тогда даже создать было невозможно — контрольно-измерительную аппаратуру, тех процессоров, которые более эффективно заменяют операторов и могут быстрее реагировать на развитие ситуации — отказ от каких клапанов при повышении давления или что-то иное... То есть технологии, имеющие внутри себя все необходимые уровни защиты и потому не требующие дополнительных ограничений в виде норм и правил. И самое главное — большое количество технологий при минимальном человеческом участии. Потому что, к сожалению, при большинстве аварий мы констатируем наличие человеческого фактора, человеческую ошибку.

Кто-то кому-то пошел навстречу, кто-то некачественно выполнил свою работу... Согласитесь, влияние человека на создание аварийной ситуации огромно. Нормы и правила прописаны как раз для того, чтобы нивелировать это влияние. Но если человека в технологии нет, то и применение данных норм и правил — просто ненужная ограничительная функция, повышающая стоимость производства и, соответственно, стоимость конечной продукции.

Потому что, вводя какие-то ограничения вроде бы на бизнес, на самом деле мы повышаем стоимость продукта для населения. Решая эту проблему концептуально, мы работаем и на социально-экономическое развитие страны, на то, чтобы товары производились достойного уровня и реализовывались по доступным ценам в стране и, естественно, были бы конкурентоспособными за рубежом.

К декабрю 2011 г. мы представим список объектов постоянного контроля. В него абсолютно точно войдут атомные станции, угольные предприятия — разрезы, шахты, опасные металлургические производства, а также предприятия по добыче и переработке руд, нефти и газа. То есть те, где есть непрерывный цикл, где постоянно присутствует угроза возникновения аварийной ситуации. Это не значит, что инспекторы там будут находиться круглосуточно. Но они будут иметь такую возможность. Инспектор сможет прийти на объект в любое время ночью и днем и проверить безопасность. Сейчас на угольные шахты, рассказал руководитель Ростехнадзора, инспекторы приходят в любое время суток. Руководство Ростехнадзора, формируя базу для обновления административного регламента работы Ростехнадзора, ввело новые правила работы инспекторов на угольных предприятиях. В итоге на шахтах нередко проходят проверки в ночное время, когда отсутствует инженерно-технический персонал и когда, к сожалению, чаще появляются условия для возникновения аварий.

Если инспектор побывал на предприятии и не нашел серьезных нарушений, он появится на нем только в следующем квартале. Но если он обнаружил там существенное несоблюдение норм и правил, он будет появляться там еженедельно, пока не будет достигнут нормальный уровень промышленной безопасности. После этого предприятие получит возможность опять спокойно работать, и инспектор зайдет туда где-то раз в квартал, опять-таки в неожиданное время.

— Списки предприятий, на которых будет осуществляться постоянный надзор мы, в соответствии с действующим законодательством, представим правительству, — продолжил Н.Г. Кутьин.

—Именно эти предприятия станут основой того ограниченного списка ОПО, которые перейдут под наш контроль. А остальные предприятия мы надеемся в течение 2011 и 2012 гг. вообще исключить из-под надзора. Тем самым мы сэкономим деньги налогоплательщика и сократим расходы на содержание Ростехнадзора.

Руководитель Ростехнадзора рассказал журналистам, что в 2011 г. численность ведомства уже сокращена на 5 %. Подготовлено ее уменьшение еще на 5 % в январе-феврале 2012 г. А в 2013 г. она будет уменьшена еще на 10 %. Пойти на такое сокращение численности станет возможным за счет уменьшения количества поднадзорных объектов.

— Но, если мы не успеем до конца года решить с количеством поднадзорных предприятий, численность ведомства нам все равно придется сократить, потому что мы получили по этому поводу поручение Президента Российской Федерации. И в то же время нельзя допустить увеличения нагрузки на инспекторов, иначе упадет качество работы, — подчеркнул Н.Г. Кутьин.

По его словам, Ростехнадзору до конца 2011 г. только для угольной промышленности нужно подготовить больше 20 нормативных документов. Это помимо того, что 14 документов уже полностью сформированы. Если учесть, что до этого в течение почти десятилетия не выпускалось вообще ничего, это большая работа. И каждый из документов значительно снижает нагрузку на бизнес, но при этом сохраняет требования, выполнение которых обеспечит необходимый уровень промышленной безопасности. Угольщики высоко оценивают те возможности, которые открываются после принятия новых документов. Расходы бизнеса будут снижаться, и параметры экономии начнут измеряться миллиардами рублей. Исчезнут, например, затраты на получение разрешений на применение технических устройств, на неоправданное проведение экспертизы промышленной безопасности. Иногда оно оправдано, когда дело касается оборудования с истекшим сроком эксплуатации или подвергшемуся какому-то внешнему воздействию. Чтобы продлить срок его эксплуатации, необходимо провести неразрушающий контроль, оценить степень риска. Но экспертиза не оправдана, когда речь идет о новом оборудовании, поступившем с завода. Ведь по техническому регламенту изготовитель и так несет ответственность, у оборудования есть сертификат безопасности. Зачем проводить экспертизу еще раз?

Эти ненужные расходы высвободят, по оценке руководителя Ростехнадзора, 2–3 десятка млрд. руб. в год и останутся в промышленности. Это фантастически большие деньги, которые не станут обременением для плательщика конечной продукции.

В заключение глава ведомства отметил, практическая реализация данной Концепции уже начата, это позволит через год-два, к 2013 г. , перейти в новую стадию. Выполнение Концепции позволит упростить задачи мо-дернизации страны, строительства новых объектов, простимулировать это экономически и в то же время не дать снизить уровень безопасности, гарантировать населению сохранение жизни и здоровья.

После выступления Н.Г. Кутьин ответил на многочисленные вопросы журналистов.

 

Журнал «Безопасность труда в промышленности» №9 за 2011 г. www.safety.ru

 

Источник: http://www.safeprom.ru/articles/detail.php?ID=15177